IM (epikriz) wrote,
IM
epikriz

Category:

гомобраки и мы


Слушал тут по радио передачу про гомобраки и удивлялся тому, насколько люди говорят не о том. Главная сторонница этих браков доказывала что семья из двух женщин/мужчин прекрасно способна воспитать "как собственных, так и приемных детей". А потому от гомобраков, мол, одна сплошная польза и для детей и для взрослых и для гусударства. То есть весь её аргумент был построен таким образом, словно имеются опасения, будто терпимость в отношении гомосексуалистов непременно разрушит институт брака. А она, значить, убедительно доказывает что подобные опасения не имеют под собой оснований. И что гомосексуалисты будут просто обычными семейными людьми, не хуже прочих.

На самом же деле, как это часто бывает в жизни, ситуация является строго обратной тому, как она представляется невооруженному глазу. Гомосексуалисты не только не грозят разрушить институт "традиционного" брака, а ровно наоборот – тот факт, что проблема гомобраков стала настолько актуальной, означает что традиционный брак находится при смерти. Любая идеологическая организация по мере своего дряхления становится все менее избирательной в отношении своих членов, вплоть да заимствования свежей крови из социально неблизких.
Приведу вам такой пример. Когда КПСС была еще организующей и направляющей силой общества, существовало очень четкое понимание того, кого туда могут принять. Кого запишут автоматом, у кого есть шанс, а кому не стоит даже пытаться. Например, мой папаня был из тех, кому не стоит и пытаться. Хоть "в партию" он всегда хотел. Потому что беспартийным не давали должности заведующего лабораторией. Но сколько он ни ходил по всяким унизительным собраниям и комиссиям, ему там только советовали работать над собой и не задерживать верующих.

Все изменилось в конце 80-х годов, когда партия стала хиреть и оттудова пачками побежал народ. Тут папаню и еще пару десятков таких же дурней быстренько записали в "институт марксизма-ленинизма", который он закончил "с отличием", после чего его тут же приняли в партию и даже напечатали про него статью в газете "Советский оптик". Что, мол, в этот трудный для КПСС момент, когда вчерашние партийцы толпами бросились в объятия классового врага, есть еще энтузиасты, сохранившие верность нашим, так сказать, идеалам. Другими словами, папаня оказался в полных дураках. Но важно здесь вот что. Когда в "хорошие времена" партия наотрез отказывалась принимать его в свои "ряды", то в этом без сомнения имелся определенный смысл. Папаня мой, хоть и старался честно проникнуться идеями кузьмизма-никитизма, на деле был обыкновенным советским интеллигентом-мещанином, с полным комплектом советских мифов "про Америку" в голове, сопутствующим интересом "к голосам" и тому подобным. Другими словами, идеология партии была ему не близка. Он хотел лишь бенефитов от, скажем так, членства.

Всю эту ситуацию можно спроецировать на современную проблему гомобраков. Если говорить про Америку, то "традиционный брак" здесь умирает не хуже КПСС. Уже сегодня число холостых начинает превышать число женатых и тенденция эта только нарастает. В результате традиционный брак, как социальный идеологический институт, начинает искать источник свежей крови. И гомосексуалисты – отличный для этого материал, поскольку они хотят "защиты закона и общественного мнения" не менее отчаянно, чем мой папаня хотел должности заведующего лабораторией. При этом, насколько я представляю себе гомосексуалистов, навряд ли их привлекает патриархальная идеология традиционного брака. Брак их интересует с точки зрения бенефитов – защиты и признания. А ирония судьбы заключается в том, что хотя именно гомосексуалистам приходится отстаивать своё право вступать в брак, институту брака они гораздо нужнее, чем он им. Как я уже сказал, дряхлеющий институт становится чрезвычайно неразборчивым в плане своих адептов, лишь бы не исчезнуть совсем. Церкви начинают принимать атеистов, КПСС – научных сотрудников, институт брака – гомосексуалистов.

В заключение я должен сказать, что я не верю в интуитивную картину развития человеческого общества, согласно которой раньше люди были грубые и тупые, а потому дискриминировали всяческие меньшинства, а теперь вдруг стали добрые и гуманные и озаботились чувствами притесняемых. Лично я думаю, что ежели какую-то группу граждан эмансипируют, то это кому-нибудь нужно. Для этого существует экономическая или идеологическая необходимость. Скажем, нужно было в Америке 70-х годов загнать женщин на фабрики и заводы – феминизм превратился в государственную идеологию. А само обсуждение допустимости гомобраков стало возможным исключительно потому что общество заинтересовано в сохранении института брака. Который, парадоксальным образом, жив ровно настолько, насколько существует оппозиция подобным попыткам его "переопределить и расширить". Лично я не исключаю, что в тех же США может возникнуть такая ситуация, когда гомосексуалисты станут главной группой, заинтересованной в браке. Да и те, неизбежно победив в борьбе за свои права, вполне могут потерять интерес к этому достижению. Мой папаня, с таким трудом завладев вожделенной красной книжечкой, написал заявляение о выходе из партии ровно через четыре месяца после вступления.
Subscribe

  • (no subject)

    Мой личный вклад в Br-Ba-манию ))

  • a monkey man's story

    Из книги "To be a friend is fatal: The Fight to save the Iraqis America left behind" ("Быть другом смерти подобно: попытки спасти иракцев, брошенных…

  • солонка

    Есть такая притча - умер человек, попал на небеса и решил поинтересоваться: А в чем, так сказать, состоял смысл его жизни? Зачем, мол, он жил на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • (no subject)

    Мой личный вклад в Br-Ba-манию ))

  • a monkey man's story

    Из книги "To be a friend is fatal: The Fight to save the Iraqis America left behind" ("Быть другом смерти подобно: попытки спасти иракцев, брошенных…

  • солонка

    Есть такая притча - умер человек, попал на небеса и решил поинтересоваться: А в чем, так сказать, состоял смысл его жизни? Зачем, мол, он жил на…